Судебная защита врача и медицинской организации

16.11.2015

Ларин Алексей Борисович, директор ООО «Уральский центр медицинского права и лицензирования»

Алексей Борисович, как Вы оцениваете существующую ситуацию, связанную с претензиями и исками пациентов к медицинским организациям?

В последние годы количество исков, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи существенно возросло. Я бы оценил ситуацию так — пациенты все чаще пользуются своими правами, в том числе и с целью получения компенсации морального вреда. В какой-то мере Россия идет западным путем – путем зарабатывания на конфликте. Если еще 5 – 10 лет назад суды возмещали суммы, измеряемые десятками, и существенно реже сотнями тысяч рублей, то теперь нормой становится размер 500 тысяч и более.

Хотел бы привести цитату из одного искового заявления, рассматриваемого в нашем регионе: «в результате потери близкого человека я перенес моральные страдания…, но полагаю, что сумма в 1,5 млн. поможет мне с этим справится». Приведенный пример очень красноречиво характеризует циничность ситуации. К сожалению, в нашей области уже сейчас формируется круг юристов активно выискивающих конфликтных пациентов, тяжелые случаи с оказанием медицинской помощи и на этом зарабатывающих.

Цепочка простая: пациент – юрист – оценка «рентабельности» дела – экспертиза – суд – получение денег от больницы. Зачастую юристы, представляющие интересы медицинского учреждения к подобной ситуации оказываются неподготовлены.

К каким видам ответственности наиболее часто привлекают врачей и медицинские организации?

До настоящего времени, врач не является субъектом гражданско-правовой ответственности при предъявлении исковых требований пациентом или родственниками, поэтому ответчиком по требованиям компенсации вреда является медицинская организация. В тоже время, если вред причинен пациенту непосредственно действиями врача, в дальнейшем медицинская организация может обратиться с иском к такому врачу. И на моей памяти за текущий год как раз имела место такая ситуация. При этом медицинский работник никак не защищен. Страхование профессиональной ответственности существует пока лишь на бумаге — в виде законопроекта.

Хотел бы подчеркнуть еще один момент. Наиболее прозорливые юристы рекомендуют одновременно с инициированием гражданско-правового иска направлять заявление в правоохранительные органы или прокуратуру, что создает для врача дополнительную обстановку нервозности и может стать основанием для уголовного преследования по статьям УК РФ, например 109, 118, 124.

Алексей Борисович, а какова роль надзорных органов и экспертных структур при рассмотрении подобных исков?

Надзорные и лицензирующие органы – Росздравнадзор и Министерство здравоохранения Челябинской области, а также Фонд обязательного медицинского страхования привлекаются к участию в рассмотрении конфликтных ситуаций в различном качестве. Возможно, обращение заинтересованного лица с жалобой на ненадлежащее оказание услуг, что является основанием для проведения внеплановой проверки, дальнейшего привлечения к административной ответственности. Как правило, такая проверка оценивает формальное выполнение обязательных требований. Подтверждать обоснованность выдвинутых в суде требований материалы проверки могут лишь косвенно.

Совершенно другую роль играет экспертиза. Если мы говорим про медицинские организации, работающие в системе ОМС – то это экспертиза качества, проводимая страховыми медицинскими организациями и ФОМСом. При этом, в случае формального отклонения от стандарта диагностики и лечения может быть снята оплата случая оказания медицинской помощи. Но напрямую такие ситуации не всегда связаны с последствиями для пациентов.

Если говорить про судебную перспективу медицинских дел – экспертное заключение – краеугольный камень для суда при принятии решения. Судьи как юристы не владеют в полной мере медицинской спецификой и опираются на авторитетное мнение специалиста в соответствующей медицинской области, например, абдоминальной хирургии, при оценке последствий операции на брюшной полости. Эксперты и экспертная организация – профессиональная среда для объективного рассмотрения вопроса.

По решению следственных органов или суда материалы могут быть направлены в бюро судебно-медицинской экспертизы. Но для этого необходимо ходатайство и/или определение суда. То есть инициировано разбирательство. А это уже, как говорится «запущенный случай» и неблагоприятное развитие событий для врача и медицинской организации.

Если ситуация находится на стадии претензионных переговоров или планируется первое судебное заседание, стороны могут обратиться в независимую экспертную организацию. Проведение экспертизы и порядок подготовки экспертного заключения, значимость данного документа для суда обеспечивается высоким профессиональным уровнем и авторитетом эксперта. При этом необходимо наличие специального обучения эксперта по судебно-медицинской экспертизе и экспертизе качества медицинской помощи, а у экспертной организации – соответствующей лицензии.

Но ведь суд может и не согласится с мнением эксперта одной из сторон?

Такое развитие событий возможно. Суд может назначить повторную экспертизу. Принцип состязательности сторон, в конце концов, для того и существует, чтобы способствовать принятию объективного решения. Поэтому и следует внимательно относится к досудебному этапу урегулирования споров и привлекать профессиональных юристов.

Специализированные организации, обеспечивающие комплексное правовое сопровождение и поддержку помогают заранее оценить перспективу дела и, что немаловажно, выбрать наименее затратный путь выхода из конфликта.

Следует упомянуть, с 1 января 2015 года вступила в силу статья 58 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 N 323-ФЗ, которая даст серьезный импульс развитию независимой медицинской экспертизы, что надеюсь поможет обеспечить права медицинских работников и организаций в спорах с пациентами.

Как-то все так серьезно и мрачно получается – куда ни шагни – всюду «бумажные» правила. Сложно врачу работать? Хотелось бы позитивного завершения…

На мой взгляд, наш регион находится на одном из первых мест по формированию системы защиты прав врачей. С 2013 года осуществляет активную деятельность Медицинская палата Челябинской области, возглавляемая авторитетным руководителем Альтманом Д.А. Уже прошел ряд судебных заседаний по защите наших медицинских учреждений. Формируется система профессионального саморегулирования и медиации (разрешения споров).

Всегда будем рады видеть наших новых клиентов и партнеров

Материалы и статьи
На верх